Теодор Курентзис распахнул Пермь пошире, возглавив Театр оперы и балета имени Чайковского

Фев - 4 - 2015

Теодор Курентзис распахнул Пермь пошире, возглавив Театр оперы и балета имени Чайковского

Контракт с администрацией Пермского края греческий дирижер и один из главных отечественных ньюсмейкеров в сфере культуры Теодор Курентзис подписал еще в конце прошлого года, тогда же заявив о своем уходе с поста главного дирижера Новосибирского театра оперы и балета. Впрочем, официально господин Курентзис в отставку пока не подал и на сегодняшний день формально продолжает числиться руководителем сразу двух музыкальных театров. Как стало известно «Ъ», только что уволившийся с поста руководителя ярославского Театра драмы имени Федора Волкова и готовящийся вступить в должность директора Новосибирской оперы Борис Мездрич ведет с господином Курентзисом активные переговоры, пытаясь склонить последнего к продлению срока работы в столице Сибири.

Однако сам Теодор Курентзис, похоже, эмигрировал на Урал окончательно и бесповоротно. Вместе со своим лидером на берега Камы переехали музыканты камерного оркестра Musica Aeterna, образованного на базе симфонического оркестра Новосибирского оперного театра в 2004 году и отныне числящегося коллективом Пермского театра оперы и балета. Новейшая история российского музыкального театра еще не знала столь громких и масштабных перемещений. Кроме нескольких десятков инструменталистов в Пермь переезжают музыканты камерного хора Новосибирского театра оперы и балета (известные на Западе как New Siberian Singers) и их руководитель, постоянный соратник господина Курентзиса в России хормейстер Вячеслав Подъельский. В ближайшее время ряды сотрудников Пермской оперы планируют пополнить солисты новосибирской оперной труппы, а также певцы из других музыкальных театров.

Переезд Теодора Курентзиса имел едва ли не больший общественный резонанс, чем появление в Перми московских культуртрегеров — нынешнего директора музея PERMM Марата Гельмана и арт-директора театра «Сцена-молот» Эдуарда Боякова. В отличие от своих коллег по проекту «Пермь — культурная столица России» господин Курентзис не занимал социальные лакуны, а встроился в существующую структуру. Пермская опера — известный во всей стране бренд, культурный институт с десятилетиями созидавшейся мифологией, реноме которого не в последнюю очередь было делом рук бывшего директора и худрука Георгия Исаакяна. Однако если предшественник господина Курентзиса делал ставку на пестование укорененного в отечественной культурной традиции доморощенного режиссерского оперного театра, то новый худрук ориентируется на самые актуальные достижения музыкального Запада, предлагая Пермской опере откровенно прозападный вектор развития, начиная от прогрессивной репертуарной политики и заканчивая введением stagione — системы приглашений артистов на сезон.

Новый этап в жизни Пермской оперы концерт-инаугурация Теодора Курентзиса обозначил еще до того, как музыканты Musica Aeterna вышли на сцену. Оркестровые пульты были расставлены на авансцене перед железным пожарным занавесом, словно бы отсекавшим прошлое. На самом деле, конечно, занавес пришлось опустить для улучшения акустических условий, но, несмотря на это ухищрение, и так жадно ловившему каждую ноту залу пришлось напрячь слух. Открывшую вечер Сороковую симфонию Вольфганга Амадея Моцарта Теодор Курентзис выдержал в том же аскетичном стиле, с которым не так давно экспериментировал в моцартовском же «Дон Жуане» с оркестром Большого театра. Привычный для Musica Aeterna драйв был куда более заметен в прозвучавшей во втором отделении концерта Сорок первой симфонии — отлично сложенный «Юпитер» господина Курентзиса не без удовольствия играл перед публикой развитой оркестровой мускулатурой. Как известно, губернатор Олег Чиркунов поставил перед своими подопечными задачу к 2016 году сделать Пермь культурной столицей Европы, и вряд ли кто-то был до сих пор более близок к реализации этого амбициозного плана, чем новая команда Пермской оперы. 
После представления труппе Пермского театра оперы и балета его новый художественный руководитель ТЕОДОР КУРЕНТЗИС ответил на вопросы ДМИТРИЯ РЕНАНСКОГО.
— Почему вы решились на переезд из Новосибирска в Пермь?

— Не стоит искать за моим решением метафизических резонов. Все предельно просто и даже тривиально. Подчиняясь федеральной власти, Новосибирская опера вынуждена играть по правилам, установленным Минкультом. А это делает невозможным сразу множество принципиальных шагов, которые должен обязательно совершить оперный театр, если он хочет чего-то добиться. Скажем, перейти на систему stagione — единственную на сегодняшний день жизнеспособную форму существования театрального организма. В Перми мне и музыкантам моего оркестра предоставили идеальные условия для работы.

— Во время представления труппе вы объявили о том, что большая часть текущего репертуара — и оперного, и балетного — будет сохранена. Как эти намерения сочетаются с перспективой перехода на stagione?

— Я действительно не планирую избавляться от многих спектаклей, которые идут в настоящее время на сцене театра, кроме тех, чей художественный уровень вызывает у меня вопросы. Но с афишей все же произойдет метаморфоза, причем достаточно кардинальная: мы перейдем на экономически целесообразный и художественно эффективный блочный принцип проката — скажем, какой-нибудь «Евгений Онегин» будет играться не один, а два-три раза подряд. Формат stagione коснется только новых спектаклей.

— Как оркестр Musica Aeterna и существующие уже театральные коллективы будут функционировать в рамках одной структуры?

— Прежде всего хотел бы подчеркнуть: главный дирижер Валерий Платонов продолжит работать в театре — Пермская опера будет развиваться не революционно, но эволюционно. Существовавшие до сих пор коллективы продолжат работу в привычном для себя режиме, обеспечивая прокат текущего репертуара. Musica Aeterna будет готовить оперные и некоторые балетные премьеры — буду счастлив, к слову, поработать с худруком балетной труппы Алексеем Мирошниченко, лучшего соратника я не мог бы для себя и желать,— и развернет активную концертную деятельность в трех направлениях — современная музыка, романтический репертуар, музыка эпохи барокко. Для камерных концертов мы планируем использовать театральные фойе, симфонические программы будут играться на сцене театра и филармонии.

— Разве камерная Musica Aeterna может позволить себе серьезный симфонический репертуар?

— Состав оркестра будет постоянно увеличиваться. К началу нового сезона мы сможем позволить себе Бетховена, чуть позднее — романтиков и так далее. В Пермь переезжают музыканты не только из Новосибирска, это москвичи и петербуржцы, оркестранты из Большого театра и из оркестров Темирканова и Гергиева. Уже сейчас Musica Aeterna — интернациональный коллектив: к нам едут французы, немцы и голландцы. Вы когда-нибудь видели, чтобы музыканты уезжали в Россию, а не из нее? Спасибо руководству Пермского края — оно делает все, чтобы новым членам команды жилось и работалось комфортно.

— Новость о вашем назначении и переходе на систему stagione труппа встретила настороженно. Вы уже успели познакомиться с местными музыкантами?

— Не нужно ничего бояться. Страх убивает творчество. Я намерен постоянно работать и с оркестром, и с хором, и с солистами. Уровень труппы выше, чем я ожидал, есть очень талантливые люди, но всеми ими нужно заниматься, и я буду счастлив это делать. Результаты можно будет оценить очень скоро — уже 2 марта, на гала-концерте солистов оперной труппы, которым я буду дирижировать.

— Ваша западная карьера с каждым месяцем становится все более и более интенсивной: только в ближайшее время вы будете играть с Мюнхенским филармоническим оркестром, SWR Baden-Baden, Mahler Chamber Orchestra, планируете тесное сотрудничество с мадридским Teatro Real. Сколько времени вы будете проводить в Перми?

— Ровно столько, сколько понадобится для того, чтобы мой театр стал первым в стране. С нового сезона я прекращаю сотрудничать со всеми отечественными оркестрами и оперными театрами. Меня можно будет услышать только с коллективами Пермского театра оперы и балета.

— Ваши ближайшие планы?

— Перспективный план до 2015 года — даты открытия новой сцены театра — находится в работе. Но афиша ближайших сезонов практически сверстана. Из стратегических перспектив — партнерство с фестивалем в Баден-Бадене, которое мы начнем с копродукции моцартовской трилогии в постановке одного из ведущих европейских режиссеров Филиппа Химмельмана: «Свадьба Фигаро» запланирована на 2012 год, «Дон Жуан» — на 2014-й, будущий сезон в нынешнем сентябре откроется переносом спектакля «Так поступают все». В первой половине 2012 года мы проведем мировую премьеру оперы «Носферату» одного из лучших сегодняшних русских композиторов Дмитрия Курляндского в постановке Теодороса Терзопулоса и Яниса Кунелиса. Мы ведем переговоры о постановке нового спектакля с Дмитрием Черняковым и планируем совместные проекты с рядом крупнейших оперных домов Европы, в частности с мадридским Teatro Real.

— Не боитесь ли вы, что старинная и современная опера окажется для Перми слишком радикальным репертуаром? Да и оперы Чайковского нуждаются в ваших услугах куда больше, чем, скажем, оперы Моцарта…

— Образовательная и, что называется, культуртрегерская миссия — один из главных для меня стимулов работать в Перми. К тому же каждый из будущих сезонов нашего театра будет устроен таким образом, что всем всего хватит: одна премьера старинной оперы, одна — современной, одна — романтической. А что касается Чайковского… Будет вам Чайковский: я планирую в ближайшее время поставить «Пиковую даму». 
Автор публикации: Дмитрий Ренанский Постоянный адрес публикации в сети Интернет: 

Размещено в Публикации
вот тут